22.10.2015

Сергей Кузнецов Еще больше ада

Последние недели мы непрестанно наблюдаем парад общественного безумия в лентах наших фейсбуков, где, казалось бы, давно остались только социально и идеологически близкие люди. Популярный блоггер объясняет, что убивать детей — это хорошо, если эти дети — сирийцы. Известный журналист вывешивает, сопроводив саркастическим комментарием, немного вульгарную фотографию своей полногрудой коллеги-блондинки, чем провоцирует парад омерзительных мизогинических комментариев. Известное издание пишет, что сайты крупных СМИ у нас не блокируют, а на изумление заблокированных год назад «Граней» главный редактор известного издания отвечает менторским тоном, что мозг надо включать, несмотря на «обидки».

Про каждый случай в отдельности можно сказать «просто пьяный», «неудачно пошутил», «не любит признавать ошибки», «неумен» — но таких историй слишком много и, главное, становится все больше. Я думаю, что это не случайность, а закономерность, возникшая в результате взаимодействия нескольких независимых друг от друга факторов.

Много лет назад в Стэнфорде я познакомился с редактором крупнейшего британского таблоида, который объяснил мне, чем желтая пресса отличается от обычной. Наша цель, сказал он, — вызвать у читателя сильную эмоцию. Не подвигнуть его на размышления, не сформировать его позицию, не дать информацию, а спровоцировать на ужас, радость, страх и т.д. Затем он объяснял, как это работает, — на примере того, как пишут об 11 сентября его газета и респектабельные британские издания. Тогда-то я и понял, что таблоид — это не тема (секс, скандалы и знаменитости), а подход и целеполагание.