Рэдли Балко Сухой закон через черный ход

В новых антиалкогольных инициативах американского государства Рэдли Балко видит призрак «сухого закона», беспрецедентной антиалкогольной кампании времен Великой депрессии, доказавшей свою полную несостоятельность. Новые запретительные меры, по мнению автора, перекладывают ответственность за ущерб, который наносит обществу небольшое количество людей, злоупотребляющих алкоголем, на всех, кто употребляет алкоголь в разумных пределах, и тем самым нарушают фундаментальные права людей.

Резюме

В декабре 2003 года исполняется 70 лет с момента принятия Двадцать первой поправки к Конституции США, поправки, отменившей «сухой закон». В течение 13 лет между принятием Восемнадцатой и Двадцать первой поправок торговля алкоголем осуществлялась в Америке подпольно, что породило все виды преступлений, обычно сопровождающих появление «черного рынка». Злоупотребление алкоголем в Соединенных Штатах не уменьшилось, а наоборот увеличилось; гражданские свободы и огромные средства из кармана налогоплательщиков были принесены в жертву грандиозному и провальному эксперименту по принудительному насаждению нравственности руками государства.

Казалось бы, с учетом полного провала «сухого закона», американцам незачем беспокоится о том, что нечто подобное может повториться. На деле же все обстоит не так просто. В стране развернулось щедро финансируемое «неоантиалкогольное» движение, находящее немало сторонников в СМИ, научных кругах и государственных структурах. Это движение спонсирует целый ряд научно-исследовательских организаций, ежегодно публикующих десятки трудов, в которых расписывается тлетворное влияние спиртного. Политики на местном, региональном и общенациональном уровнях принимают данные этих исследований за аксиому, и, руководствуясь благими побуждениями, совершают ошибочные шаги. Принимаются новые законы, затрудняющие американцам доступ к спиртному.

Некоторые из них призваны сократить предложение алкоголя за счет налоговых мер, другие - через ужесточение процедуры лицензирования и зональные ограничения, третьи - путем введения цензуры на рекламу спиртных напитков. Власти штатов и федеральное правительство пытаются бороться со злоупотреблением алкоголем и с противоположного конца, пытаясь снизить спрос, но подобные шаги в конечном итоге оказываются неэффективными. Так, принятый в 2000 году федеральный закон, рекомендующий местным властям снизить допустимое содержание алкоголя в крови для водителей, вряд ли поможет обеспечить безопасность на дорогах. Напротив, он вынуждает правоохранительные органы, вместо задержания тех, кто садится за руль в состоянии сильного опьянения и действительно представляет опасность для окружающих, сосредоточиться на преследовании употребляющих алкоголь вне дома, но подходящих к этому ответственно и не несущих никакой угрозы.

В совокупности эта организованная кампания с участием общественных организаций, правоохранительных органов и политиков предвещает в скором времени введение «сухого закона» «через черный ход» - попытку, как выражаются некоторые участники этого движения, изменить «атмосферу, способствующую алкоголизму» - взамен привлечения отдельных злоупотребляющих алкоголем лиц к ответственности за их конкретные действия. Политикам следует проявлять крайнюю осторожность в отношении попыток ограничить свободу в области потребления алкоголя. Подобная политика, по сути, перекладывает ответственность за ущерб, который наносит обществу небольшое количество людей, злоупотребляющих алкоголем, на всех, кто употребляет алкоголь в разумных пределах. Аналогичные меры не сработали, когда применялись в широком масштабе в форме «сухого закона»; при поэтапном введении они тоже докажут свою неэффективность и контрпродуктивность.

Введение

С 17 января 1920 года по 5 декабря 1933-го в Америке проходил эксперимент по полному запрету на алкоголь. Утверждение Восемнадцатой поправки 16 января 1920 года стало кульминационным моментом щедро финансируемой, хорошо организованной и всеобъемлющей антиалкогольной кампании, продолжавшейся более сотни лет.

Хотя различные организованные движения борьбы за трезвость появились в США еще задолго до Гражданской войны, введение «сухого закона» стало в основном плодом усилий двух организаций, действовавших «снизу», - Женского христианского союза борьбы за трезвость (Women's Christian Temperance Union, WCTU) и Лиги против салунов (Anti-Saloon League).

Поначалу эти две организации и их сторонники ставили вопрос о запрете алкоголя на местном и региональном уровне, пытаясь убедить городские, окружные органы и власти штатов ограничить выдачу лицензий на открытие салунов. Некоторые участники движения выступали за повышение акцизов на пиво, вино и крепкие напитки (другие не разделяли эту точку зрения, считая акцизы формой поощрения государством алкогольного бизнеса). Некоторые боролись за запрет продажи алкоголя вблизи церквей, школ и административных зданий. Благодаря этой поэтапной тактике борцы за трезвость завоевывали город за городом, округ за округом. К 1900 году был создан фундамент для общенационального «сухого закона» - почти треть американцев жила в «безалкогольных зонах». К 1913 году их количество возросло до 60 с лишним процентов населения: «сухой закон» действовал в девяти штатах, а еще в 31 органам местного управления было предоставлено право вводить запрет на алкоголь на подведомственной территории.

Подобные успехи в местных законодательных органах стали результатом скоординированной кампании по борьбе с употреблением алкоголя. Здесь борцы за трезвость также развернули наступление сразу на нескольких фронтах. Они неустанно напоминали, какой ужасный вред причиняет алкоголь детям, - одна из первых побед WCTU заключалась в том, что ему удалось убедить государственные школы разъяснять ученикам предполагаемые тяжелейшие последствия регулярного употребления алкоголя для здоровья. Для подкрепления своих аргументов они использовали сомнительные научные данные: в антиалкогольной литературе утверждалось, что употребление спиртного становится причиной любых мыслимых заболеваний - от простой дизентерии до такого экзотического явления, как «самовозгорание человека».

Борцы с алкоголем попытались привлечь на свою сторону и большой бизнес. Так, Генри Форд стал их сторонником после того, как «трезвенники» убедили его, что наличие салунов вблизи предприятий ведет к снижению производительности труда. Сторонники «сухого закона» проповедовали о вреде алкоголя с кафедр высших учебных заведений, рассказывали о нем в школьных классах и произносили гневные речи в местных законодательных собраниях. Когда успех уже замаячил впереди, некоторые из них докатились даже до шовинистической демагогии. Начало Первой мировой войны дало «трезвенникам» подходящий повод использовать стереотипные представления о «пьяницах» немцах и итальянцах в своей аргументации за введение конституционной поправки.

Сам «сухой закон», естественно, обернулся катастрофическим провалом. «Черному рынку» контрабандного алкоголя понадобилось три года, чтобы развернуться на полную мощь, но уже к середине 1920-х годов в Америке потреблялось не меньше спиртного, чем накануне принятия Восемнадцатой поправки. Возросло как число пьющих, так и количество алкоголя, употребляемого за один раз; кроме того, людям приходилось довольствоваться «палеными» крепкими напитками, которые изготовляли самогонщики-кустари, не всегда знакомые с технологией винокурения.

В стране воцарилась безудержная коррупция на всех уровнях - от мэрии любого провинциального городка и окружного управления до Палаты представителей Конгресса США, где имелся собственный «погребок» с контрабандным алкоголем, и Министерства юстиции: Гарри Догерти (Daugherty), возглавлявший это ведомство при президенте Уоррене Гардинге, стал для бутлегеров главным «контактным лицом» в администрации. Многие политики на публике поддерживали «сухой закон», но сами втихую регулярно выпивали. Участники движения за трезвость отлично осознавали двусмысленность ситуации, но готовы были закрывать глаза на злоупотребления своих самых видных сторонников в обмен на политическое покровительство.

В ходе кампании за введение Восемнадцатой поправки борцы с алкоголем часто ссылались на тяжкую долю женщин и детей, страдающих от пьянства мужчин, однако «сухой закон» обернулся как раз тем, что целое поколение американок «приобщилось» к спиртному. В 1920-х годах количество пьющих женщин увеличилось, а возраст, с которого люди начинали употреблять алкоголь, напротив, снизился. С середины десятилетия, когда «черный рынок» наводнили более крепкие и плохо изготовленные алкогольные напитки, резко возросла заболеваемость, количество смертей и случаев госпитализации, связанных с употреблением спиртного. Именно с «сухим законом» некоторые наблюдатели связывают и возросшую популярность коктейлей: люди вынуждены были разбавлять «паленый» алкоголь, чтобы он стал хоть немного приятнее на вкус.

В 1925 году великий американский публицист и юморист Г.Л. Менкен (Mencken) писал: «Пять лет "сухого закона" сделали хотя бы одно доброе дело - теперь все излюбленные аргументы борцов за трезвость рухнули раз и навсегда. Ни одно из великих благ и преимуществ, которые он должен был нам принести, не материализовалось. Пьют в Республике не меньше, а больше. Преступность не сократилась, а увеличилась. Люди сходят с ума не реже, а чаще. Госаппарат обходится нам не дешевле, а гораздо дороже. Уважение к закону не усилилось, а ослабло».

Учитывая горький опыт этих 13 лет, можно было бы предположить, что Америка усвоила урок: великий эксперимент в области социальной инженерии в «джазовую эпоху» провалился столь позорно и однозначно, что у политиков уже не появится соблазн повторить нечто подобное. К сожалению, это не так. В стране вновь нарастает антиалкогольная истерия. Все началось с похвальной идеи о борьбе с пьянством за рулем, но за 20 лет проведения эта кампания явно перешла все границы. У законодательных собраний штатов, муниципальных органов и некоторых федеральных структур вновь вырабатывается неприятие всего, что связано с алкоголем. Подобно своим предшественникам в начале XX века, сегодняшнее «неоантиалкогольное» движение не испытывает недостатка в средствах, имеет сторонников в обеих политических партиях и проявляет немалое мастерство в вопросах пиара.

Кроме того, оно добивается серьезных успехов. Хотя новый официальный запрет на продажу алкоголя вряд ли возможен, введение «сухого закона» в несколько модифицированном виде - «через черный ход» - представляется вполне реальным и возможно уже в обозримом будущем. Нынешние борцы за трезвость выдвигают и успешно реализуют по всей стране целый ряд антиалкогольных инициатив, включая повышение акцизов, «зональные» правила, не разрешающие открывать трактиры и бары в определенных районах или ограничивающие их количество, запрет или жесткое ограничение рекламы спиртных напитков, а также драконовские законы против «пьянства за рулем», направленные не на преследование сильно пьяных водителей, создающих угрозу безопасности на дорогах, а на внушение страха перед арестом всем людям, выпивающим вне дома, большинство из которых после одного-двух бокалов за ужином сохраняют способность ответственно управлять автомобилем. Судя по всему, неоантиалкогольное движение не ставит целью добиться закрепления принципа «трезвость - норма жизни» в Конституции. Скорее оно стремится максимально затруднить жизнь тем, кто «выпивает культурно», поставить их в неловкое положение и запугать драконовскими мерами против «пьянства за рулем» настолько, что употребление алкоголя вне дома станет «игрой, которая не стоит свеч».

Дебора Коэн (Cohen) и другие авторы исследования, проведенного аналитическим центром RAND Corporation и ставшего чем-то вроде «идеологической базы» современного движения за трезвость, утверждают: «Масштаб проблем со здоровьем, вызванных алкоголем, напрямую зависит от объемов его употребления на душу населения». Коэн и ее соавторы рекомендуют «ввести контроль над доступом к спиртным напиткам, наказания за нарушение алкогольного законодательства, ужесточить процедуру выдачи лицензий и проводить выборочные проверки на алкоголь на дорогах». Эти политические рекомендации наглядно свидетельствуют о главной задаче неоантиалкогольного движения: взять под контроль общие условия торговли спиртным и его употребления, а не принимать меры против конкретных лиц, злоупотребляющих алкоголем. По их мнению, достаточно жесткие ограничения доступа к алкоголю позволят обществу избавиться от ущерба, наносимого пьянством. К тому же, как отметила сама Коэн в интервью Dallas Morning News, «поставщиков контролировать легче, чем потребителей».

Успехи нынешнего движения за трезвость особенно примечательны с учетом того, что масса исследований, проведенных медиками в последние годы, позволяет утверждать, что умеренное употребление алкоголя как раз полезно для здоровья. В статье, опубликованной New York Times в декабре 2002 года, журналистка Эбигейл Загер (Zuger) подытожила выводы десятков исследований по вопросу о воздействии алкоголя на здоровье человека, в том числе масштабных проектов, связанных с медицинским обследованием 80 000 американок, тысяч датчан мужского пола и более 10 000 взрослых жителей Калифорнии. Загер пишет: «По словам экспертов, один-два бокала вина, столько же кружек пива или рюмок крепкого напитка в день зачастую представляют собой лучший немедикаментозный способ избежать сердечного приступа - более эффективный, чем низкокалорийная диета, снижение веса и даже энергичные занятия физкультурой. Умеренное употребление спиртного может помочь избежать инсульта, ампутации конечностей и старческого слабоумия». По словам доктора Кертиса Эллисона (Ellison), профессора медицины из Медицинской школы при Бостонском университете, «научные данные о защитных функциях алкоголя бесспорны; их уже никто не ставит под сомнение... На эту тему проведены сотни исследований и их результаты совпадают».

Другие исследования показывают, что умеренное потребление алкоголя снижают риск заболевания диабетом 2-го типа, известкования сосудов, а вино уменьшает вероятность рака простаты, легочных заболеваний, второго инфаркта, рака кожи и даже обычной простуды. Согласно одной оценке, опубликованный в 1994 году в Journal of the American Medical Association, умеренное употребление алкоголя, возможно, позволило бы сократить количество смертных случае в стране на 80 000 в год.

Однако, даже несмотря на эти обнадеживающие научные данные, горстка организаций продолжает внушать нам идею (кстати, также противоречащую имеющейся объективной информации) о том, что слишком многие американцы употребляют алкоголь, и при этом в слишком больших количествах, что алкогольная индустрия ориентирует свою деятельность на неумеренно пьющих людей и несовершеннолетних, и что все это наносит огромный ущерб экономике США. Сегодня, через 70 лет после отмены «сухого закона», пришло время проанализировать вопрос о том, как политики с помощью налоговых инструментов, цензуры, зональных барьеров и мер полицейского характера пытаются ограничить нашу свободу и объяснить отношения американцев с алкоголем.

Налогообложение

В сентябре 2003 года комиссия Медицинского института при Национальной академии наук опубликовала доклад под названием «Борьба с пьянством среди несовершеннолетних: коллективная задача». Это исследование было проведено по заказу Конгресса и обошлось в 500 000 долларов.

Авторы доклада утверждают, что употребление алкоголя несовершеннолетними представляет собой проблему катастрофического масштаба, а экономический ущерб от нее составляет 51 миллиард долларов в год. Они призывают государство повысить налогообложение алкогольной продукции и, в частности, втрое увеличить акцизы на пиво, поскольку оно «намного опережает по популярности другие алкогольные напитки... Акцизы на уровне штатов и федеральном уровне в потенциале представляют собой важный инструмент предотвращения пьянства среди молодежи и его вредных последствий». Кроме того, в докладе рекомендуется создать на федеральном уровне рабочую группу по проблеме употребления алкоголя несовершеннолетними, которая отслеживала бы тенденции в этой области и выявляла наиболее популярные среди молодежи марки и виды алкогольных напитков, очевидно с целью принятия в отношении этой продукции дополнительных «карательных мер», включая повышение акцизов.

Уже не первый год общественные организации вроде Центра по изучению зависимости от алкогольных и наркотических веществ и злоупотребления ими (Center on Addiction and Substance Abuse, CASA), группы «Матери против пьянства за рулем» (Mothers Against Drunk Driving, MADD), Центра по проблемам рекламы алкоголя, рассчитанной на молодежь (Center for Alcohol Marketing to Youth, CAMY) и Центра по применению науки в интересах общества (Center for Science in the Public Interest, CSPI) призывают к повышению акцизов на алкоголь на местном, региональном и общенациональном уровне. Очевидно, они уверены, что в условиях экономического спада, когда законодательные собрания штатов и органы местного самоуправления ищут дополнительные источники доходов, чтобы залатать дыры в бюджетах, увеличение налогов на алкоголь не встретит политического противодействия.

- Законодательное собрание штата Индиана рассматривает вопрос о повышении акциза на алкоголь на 50%.

- Мэр Питтсбурга (штат Пенсильвания) предлагает ввести десятипроцентный городской акциз на алкоголь; этот шаг поддерживается губернатором штата Эдом Ренделлом (Rendell), который «протолкнул» аналогичную инициативу, когда занимал пост мэра Филадельфии. Кроме того, Ренделл предлагает втрое повысить акциз на пиво в штате Пенсильвания.

- Законодатели штата Невада обсуждают повышение акцизов на алкоголь вдвое. Лидер меньшинства в Законодательном собрании Линн Хендрик (Hendrick) отзывается об этом предложении так: «Его будет просто провести. Повышение налогов на спиртное, табак, азартные игры и т.д. ни у кого не вызывает возражений». Губернатор штата Кенни Гуинн (Guinn) уже одобрил законопроект об увеличении алкогольных акцизов на 75%.

- В 2002 году акцизы на пиво, вино и крепкие напитки были повышены на Аляске, в Теннеси и Пуэрто-Рико.

- В 2003 году акцизы на крепкие напитки были повышены также в штатах Арканзас, Айдахо, Небраска, Невада, Вашингтон и Юта.

- Новые законопроекты о налогообложении алкогольной продукции в настоящее время рассматриваются в штатах Айдахо, Алабама, Арканзас, Вермонт, Джорджия, Западная Вирджиния, Индиана, Канзас, Коннектикут, Массачусетс, Миннесота, Миссури, Мичиган, Небраска, Невада, Нью-Йорк, Орегон, Северная Каролина, Южная Каролина и Юта. Аналогичные предложения вносились в законодательные собрания еще 12 штатов, но были либо отвергнуты, либо отозваны еще до процедуры голосования.

Как правило, эти налоговые законопроекты аргументируются тем, что повышение акцизов на алкоголь позволит сократить его потребление, особенно среди молодежи, и тем самым снизить ущерб, который, как считается, причиняет обществу злоупотребление спиртным. Кроме того, в газетных статьях и парламентских дебатах на эту тему приводятся тревожные данные научных исследований о росте потребления алкоголя несовершеннолетними и пьянства в целом.

Эти аргументы в пользу увеличения акцизов следует воспринимать скептически сразу по нескольким причинам. Во-первых, сам тезис о том, что злоупотребление алкоголем в стране и, в частности, среди молодежи растет, выглядит сомнительным. Обычно такие доводы основываются на серии исследований, проведенных за последние семь лет CASA. В одном из этих докладов под названием «Подростки-пьяницы» утверждается, что четверть от общего объема потребляемого в США алкоголя приходится на долю несовершеннолетних. Однако позднее было доказано, что эти данные ошибочны, поскольку они основывались на результатах социологического исследования, проведенного федеральными органами по неверной методике, что привело к завышению процента подростков в общей выборке. На самом деле на долю несовершеннолетних приходится около 11% потребляемого в стране алкоголя.

В другом докладе CASA утверждалось, что молодежь и сильно пьющие взрослые потребляют половину реализуемого в США алкоголя. Но выводы доклада опять же подверглись критике со стороны представителей Национального центра по контролю и профилактике заболеваний (National Centers for Disease Control and Prevention), заявивших, что специалисты CASA неверно истолковали данные их собственного исследования об употреблении алкоголя старшеклассниками. Наконец, еще в одном исследовании CASA, относящемся к 1994 году, говорилось, что пьянство среди студентов достигло «масштабов эпидемии» и, в частности, количество студенток, злоупотребляющих алкоголем, за 10 лет увеличилось в три раза. Однако и этот вывод был опровергнут Forbes Media Critic: выяснилось, что он основан на гипотезах преподавателей медицинских факультетов, а не точных статистических данных.

Публикация исследований вроде тех, что готовит CASA, как правило сопровождается энергичными пиаровскими кампаниями. СМИ, влиятельные общественные деятели и политики по всей стране слишком часто воспринимают их выводы некритически. Так, в передовой статье в поддержку повышения алкогольных акцизов в Индиане на 50%, напечатанной в декабре 2002 года в Indianapolis Star, говорилось: «Больше всего от этого выиграют дети. Как показывают научные данные, самым серьезным результатом повышения налогов на алкоголь становится сокращение его потребления несовершеннолетними».

На самом же деле потребление спиртного молодежью с начала 1980-х годов постоянно снижается. По данным Национального института по изучению злоупотребления алкоголем и алкогольной зависимости (National Institute on Alcohol Abuse and Addiction), процент школьников, положительно отвечающих на вопросы, употребляли ли они алкоголь когда-либо в жизни, за прошедший год, за последние 30 дней, или заявляющих, что пьют ежедневно, по сравнению с 1980 годом существенно снизился. Аналогичным образом постоянно снижается и доля тех, кто сообщает, что в течение предыдущих двух недель выпили за один раз пять или более рюмок алкоголя. Эта тенденция характерна как для старшеклассников, так и для второкурсников колледжей (хотя среди последних снижение не столь существенно), и прослеживается она с 1991 года, когда Институт впервые начал изучать ситуацию в этих возрастных группах.

Впрочем, даже на интуитивном уровне можно предположить, что повышение цен на вино и пиво вряд ли отпугнет молодых потребителей. В упомянутом исследовании Национальной академии отмечается, что молодежь сегодня предпочитает пиво потому, что оно дешево. Но в этом случае повышение цен на пиво попросту вынудит их перейти на другую алкогольную продукцию. Кроме того, сам тезис, что именно цена играет важнейшую роль для подростков и юношей, следует признать как минимум спорным. Существует немало данных, что их предпочтения определяются раскрученными брэндами, модой или пристрастиями сверстников. В штатах вроде Флориды и Аляски, где действуют самые высокие акцизы на пиво, признаков сокращения потребления алкоголя среди несовершеннолетних не наблюдается. Даже один из членов комиссии, подготовившей доклад Академии, доктор Филип Дж. Кук (Cook) из Университета Дьюк, не далее как в 1999 году отмечал: «Единодушие, существовавшее в научных кругах относительно того, что повышение алкогольных акцизов позитивно отражается на здоровье населения, в последние годы, судя по всему, исчезло».

И действительно, как показывает исследование Т.С. Ди (Dee), результаты которого были опубликованы в 1999 году в Journal of Public Economics, уровень акцизов на пиво не оказывает статистически значимого влияния на употребление алкоголя подростками и студентами. Ди применил новаторскую по сравнению с предшествующими исследованиями методику. Он сосредоточил внимание на различиях в уровне акцизов на пиво внутри штатов, а не между штатами, основываясь на гипотезе о том, что несовпадение в его потреблении в различных штатах может быть связано с разными традициями в отношении алкоголя, а не величиной акцизов. Результаты исследования подтвердили эту гипотезу: различия в уровне акцизов на пиво внутри отдельных штатов существенно не влияют на потребление алкоголя молодежью.

Кстати, власти штатов и муниципалитеты, руководствуясь все той же идеей, что недоступная цена способствует снижению спроса, уже давно обложили высокими пошлинами табачные изделия. Некоторые данные свидетельствуют о том, что в данном случае им удалось добиться желаемой цели, по крайней мере там, где акциз на сигареты чрезвычайно велик - например, в Нью-Йорке он достигает 3 долларов за пачку. Однако, чтобы обеспечить реальный результат, повышение налогов должно быть весьма существенным, а это порождает черный рынок и все сопутствующие ему виды преступлений. Так, в том же Нью-Йорке рынок контрабандных сигарет процветает уже не один десяток лет, и миллионы долларов, которые могли бы заработать законопослушные бизнесмены, попадают в карманы преступников.

Существуют и другие доводы против повышения акцизов. Налоги на алкоголь носят «регрессивный» характер: они больше всего ударяют по беднякам, в чьих бюджетах доля расходов на алкоголь выше. По данным Дэвида Рера (Rehr), президента Национальной ассоциации оптовых торговцев пивом (National Beer Wholesalers Association), половину реализуемого в Америке пива приобретают люди с доходами меньше 45 000 долларов в год. А Бюджетное управление Конгресса США сообщает, что со временем акцизы на табак приобретают все более регрессивный характер, поскольку из-за их повышения от курения чаще отказываются не бедняки, а люди со средними и высокими доходами.

Акцизы также вынуждают всех пьющих возмещать ущерб, который наносит обществу небольшое количество лиц, злоупотребляющих алкоголем. Зачастую оправданием для их повышения становится необходимость компенсировать негативные экстерналии, связанные с чрезмерным употреблением алкоголя, - медицинские расходы, затраты на полицейские меры по пресечению вождения в пьяном состоянии и лечение людей, пострадавших от пьяных водителей, расходы, связанные с запугиванием и физическим насилием, которому подвергают пьяницы членов своих семей, и др. Однако простой здравый смысл подсказывает, что пьяницы и алкоголики, несущие ответственность за подавляющую часть этого ущерба, с наименьшей вероятностью откажутся от этой вредной привычки из-за повышения акцизов.

Напротив, с алкоголем скорее расстанутся те, кто потребляет его умеренно или на «светских» мероприятиях. Это признают и авторы исследования, проведенного Национальной академией: «Наиболее "целесообразная стратегия по снижению употребления алкоголя несовершеннолетними" должна включать меры, чьи основные последствия отражаются не на этой возрастной группе непосредственно, а на уровне употребления алкоголя среди населения в целом».

Повышение акцизов преподносится как способ решения проблемы (резкого роста пьянства и употребления алкоголя молодежью), которой, возможно, вообще не существует. Более того, эти меры скорее всего окажутся неэффективными, к тому же они ложатся дополнительным бременем на низкооплачиваемых трудящихся и порождают черный рынок. К сожалению, из-за проблем с поступлениями в бюджеты городов и штатов повышение акцизов на алкоголь остается на повестке дня.

Цензура

Одной из целей антиалкогольной кампании является распространение на спиртное цензурных ограничений, уже введенных в отношении табачных изделий. Так, в сентябре 2003 года в передовой статье Christian Science Monitor отмечалось: «Начиная с 1971 года Конгресс полностью изгнал рекламу табачной продукции с телевидения и радио. Если бы он сделал то же самое в отношении алкоголя, это было бы хорошее начало». Статья стала реакцией на публикацию доклада Федеральной комиссии по торговле, где говорилось, что реклама алкоголя чрезмерно ориентирована на молодых потребителей. В ответ представители алкогольной отрасли согласились ограничить рекламу в СМИ, у которых молодежь составляет до 30% аудитории. При этом позицию Christian Science Monitor разделяют многие.

- В этом году на конференции в Бостоне, организованной Центром по развитию образования (Educational Development Center), целый ряд антиалкогольных организаций выступил с рекомендацией полностью запретить рекламу спиртных напитков на телевидении, радио и в печати.

- Упомянутый доклад CASA «Подростки-пьяницы» вышел в свет как раз в тот момент, когда телеканал NBC рассматривал вопрос о разрешении фирмам по производству алкоголя рекламировать свою продукцию во время некоторых его передач. Конгрессмен-республиканец от штата Вирджиния Фрэнк Вулф (Wolf) и 12 его коллег направили NBC письмо с обещанием «покарать» его ужесточением регулирования, если этот план будет реализован. «Нам бы очень не хотелось, чтобы ваш канал стал объектом общественного возмущения против телерекламы крепких спиртных напитков или причиной вмешательства Конгресса и введения системы регулирования рекламы на телевидении в целях защиты интересов общества и общественных электронных СМИ», - говорилось в письме.

- После того, как в одном из докладов Центра по проблемам рекламы алкоголя, рассчитанной на молодежь (Center for Alcohol Marketing to Youth criticized), алкогольная отрасль подверглась критике за ориентацию маркетинга на несовершеннолетних (в том числе трансляцию рекламы в телепередачах, выходящих в эфир во время школьных занятий, а в некоторых случаях и в течение всего дня вплоть до 11 вечера или полуночи), сенатор-республиканец от штата Огайо Майк Де Вайн (DeWine) и сенатор-демократ от штата Коннектикут Кристофер Додд (Dodd) выпустили совместный пресс-релиз, где заявили о «намерении отслеживать тенденции в области употребления алкоголя несовершеннолетними и выяснить, насколько реклама компаний по производству спиртных напитков влияет на несовершеннолетнюю молодежь». «Мы собираемся привлечь рекламодателей к ответственности, - заметил Додд. - Семьи и дети наших избирателей в Коннектикуте, Огайо, да и по всей стране не заслуживают, чтобы с ними обращались таким образом».

- Авторы вышедшей в 1996 году книги «Людские потери» («Body Count») - бывший координатор борьбы с наркотиками Уильям Дж. Беннет (Bennett), бывший советник при Белом доме Джон Дж. Ди Юлио-младший (DiIulio Jr.) и нынешний координатор антинаркотической политики Джон П. Уолтерс (Walters) - включили в нее специальный раздел, озаглавленный «Ограничение потребления алкоголя - путь к сокращению преступности». Авторы предлагают снизить негативные экстерналии от употребления спиртного за счет «энергичных усилий по ограничению рекламы алкоголя», отмечая, что «представители алкогольной индустрии, судя по всему, отлично осознают связь между пьянством, нарушениями общественного порядка и преступностью - и в некоторых постыдных случаях не гнушаются использовать ее ради коммерческой выгоды». Не призывая к прямому запрету рекламы алкогольной продукции, авторы предлагают добиться такого же результата косвенным путем, за счет ограничения наружной рекламы алкоголя и запрета размещать ее «в пределах видимости из школ, церквей, и государственных жилых комплексов».

В 1999 году Управление по регулированию оборота алкогольной и табачной продукции и огнестрельного оружия одобрило предложение производящих вино компаний о размещении на этикетках винных бутылок «ориентирующих» надписей, рекомендующих потребителям обращаться к своим врачам или в государственные учреждения за дополнительной информацией о результатах последних исследований, говорящих о пользе умеренного потребления алкоголя для здоровья. Впрочем, разрешено было помещать две такие надписи только после пространного предупреждения о негативных последствиях алкоголя, да и их содержание вряд ли можно назвать энергичной рекомендаций употреблять спиртное. Одна из них гласила: «На протяжении всей истории человечества во многих обществах алкогольные напитки употреблялись, чтобы усилить удовольствие от пищи». Другая выглядела так: «Имеющиеся данные позволяют предположить, что в некоторых случаях умеренное употребление алкоголя помогает снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний». Одобрение этих надписей было вполне разумным шагом, поскольку, по данным социологов, большинство американцев ничего не знало о результатах последних исследований относительно пользы вина для здоровья.

Однако в 2003 году в результате мощной лоббистской кампании антиалкогольных организаций новый «куратор» оборота спиртных напитков - Управление по налогам и торговле - по сути аннулировал санкцию своего предшественника, издав указание о том, что «ориентирующие» надписи на винных этикетках можно размещать только в сопровождении дополнительных предостережений о вредных последствиях потребления алкоголя. Центр по применению науки в интересах общества (The Center for Science in the Public Interest) приветствовал это решение, отметив в своем пресс-релизе: «Хотя полный запрет на подобные утверждения и заявления был бы предпочтительнее, на наш взгляд, регулирующие органы фактически поставили заслон попыткам производителей спиртного пропагандировать "полезность" употребления алкоголя».

Как показал опрос, проведенный в 2003 году Институтом социологических исследований при Мичиганском университете, 80% респондентов считают, что негативные последствия употребления алкоголя для здоровья намного перевешивают позитивные, а по мнению 44% правительство не принимает достаточных мер по регулированию оборота спиртного. По данным другого опроса, организованного Американским институтом напитков (American Beverage Institute, ABI) в 1998 году, 55% респондентов сочли, что ликеро-водочная промышленность наносит обществу «вред» или «огромный вред». Половина опрошенных выразила аналогичное мнение в отношении производства пива.

Не позволив производителям алкоголя донести до потребителей информацию о полезных свойствах своей продукции, антиалкогольные организации и государственные ведомства обеспечили себе господствующее положение в ходе публичных дискуссий о воздействии алкоголя на здоровье людей. Когда общественность остается в неведении о пользе алкоголя для здоровья, им, несомненно, легче вводить меры, ограничивающие доступ людей к спиртному. Мой аргумент в данном случае состоит лишь в том, что «эгоистические» доводы производителей спиртного нельзя по определению считать лживыми, а утверждения борцов за «здоровье людей» не всегда верны.

Есть факты, свидетельствующие о том, что стратегия замалчивания позитивной информации об алкоголе дает свои плоды. Так, по данным опроса, проведенного в рамках Алкогольно-эпидемиологической программы университета штата Миннесота, 70% респондентов выступают за полный запрет рекламы алкоголя, «ориентированной на молодежь», 62% - за запрет рекламы крепких напитков на телевидении, 62% - за запрет «маркетинга алкоголя, в котором задействованы спортсмены», и 61% - за запрет любой наружной рекламы алкоголя. Идея о запрете наружной рекламы в особенности находит отклик у городских властей по всей стране; этот вопрос уже несколько раз становился предметом судебных разбирательств. На интернет-сайте Алкогольно-эпидемиологической программы размещены адресованные сторонникам запрета на наружную рекламу рекомендации использовать данные вышеупомянутого опроса в качестве аргумента против оппонентов этой меры.

Неудивительно, что в нескольких городах эти рекомендации и результаты социологических опросов были воплощены в конкретные шаги.

- В 1998 году муниципалитет Оукленда (штат Калифорния) издал распоряжение о запрете рекламы алкогольной продукции в радиусе трех кварталов от любого культурно-развлекательного центра, церкви и дошкольного учреждения. В результате из имеющихся в городе 1450 мест для размещения наружной рекламы лишь 70 могут использоваться для рекламы алкогольной продукции.

- Аналогичное предписание принято и в Сан-Диего; в результате половина имеющегося в городе пространства для наружной рекламы не может использоваться фирмами по производству алкогольных напитков и пива.

- В Балтиморе реклама алкоголя и табака запрещена «во всех местах, где ее может видеть публика».

- Муниципалитет Чикагдал распоряжение по балтиморскому образцу.

- В Лос-Анджелесе, Вашингтоне, Сиэтле и Альбукерке аналогичные меры рассматриваются, но пока не приняты.

Вопрос о том, насколько подобные запреты сочетаются с положениями Первой поправки к Конституции, пока неясен. В 1994 году федеральный апелляционный суд оставил в силе меры, принятые в Балтиморе В постановлении по делу Anheuser-Bush, Inc. против Шмоука Апелляционный суд по четвертому округу счел, что ограничения свободы слова в сфере рекламы не противоречат Первой поправке, если они носят узконаправленный характер и служат обеспечению важных государственных интересов, о чем свидетельствует прецедент, возникший в ходе этапного дела о рекламе - Central Hudson Gas and Electric против Комиссии по делам государственной службы. Суд постановил, что заинтересованность городских властей Балтимора в минимизации внешних эффектов от употребления алкоголя следует признать значимой, а ограничения, запрещающие наружную рекламу определенных веществ, носят достаточно узконаправленный характер, чтобы не нарушать положений Первой поправки. Верховный суд США отказался рассматривать апелляцию Anheuser-Bush по этому решению.

Однако в 1996 году в решении по делу 44 Liquormart против штата Род-Айленд Верховный суд признал недействительным принятый в этом штате закон, запрещающий размещать объявления о скидках на алкогольную продукцию за пределами винных магазинов. Представители Род-Айленда утверждали, что подобные объявления способствуют снижению цен на спиртные напитки, а обязанность властей штата состоит в том, чтобы не допускать роста потребления алкоголя. Тем самым они, по сути, признали, что главная цель введенного моратория состояла не в устранении «экстерналий», связанных со злоупотреблением алкоголем, а в борьбе с его вполне законным употреблением.

Верховный суд постановил, что для запрета свободы слова в сфере законной коммерческой деятельности у властей штата должны быть весьма серьезные основания, а их заинтересованность в ограничении потребления алкоголя не является достаточно веской причиной для полного запрета рекламы. Формулируя свое заключение, совпадающее с позицией большинства, судья Кларенс Томас (Thomas) пошел еще дальше. Он отметил, что интерес властей Род-Айленда состоял в «сокрытии информации от лиц, законно пользующихся продуктами или услугами, с целью манипуляции их потребительскими решениями» и что в подобных случаях «этот "интерес" сам по себе противоречит закону и оправдывает регулирование свободы слова в "коммерческой" сфере не больше, чем он мог бы оправдать подобное регулирование в области "некоммерческой" деятельности».

Наконец, не далее как в апреле 2003 года Апелляционный суд по шестому округу отменил постановление городских властей Кливленда о запрете наружной рекламы алкоголя в жилых кварталах и ее ограничении несколькими специально отведенными районами. Тем не менее, хотя суды и оспаривают конституционность запретов на рекламу алкоголя, предпринимаемые сегодня попытки ограничить маркетинг законно выпускаемой продукции не могут не беспокоить защитников гражданских свобод. Наиболее видные сторонники запрета наружной рекламы алкоголя и ее ограничения на телевидении, радио и спортивных мероприятиях не скрывают, что основываются на прецеденте - аналогичном запрете на рекламу табачных изделий. Сэнди Голден (Golden), официальный представитель организаторов кампании «Безалкогольное детство», замечает: «Мы на 10-15 лет отстали от борцов с курением и хотим наверстать упущенное».

Обоснования, выдвинутые для запрета алкогольной рекламы в штате Род-Айленд, говорят сами за себя. Цель мер по ограничению масштабов и интенсивности алкогольной рекламы проста: снизить потребление алкоголя. Однако в свободном обществе определение потребительских вкусов населения находится вне компетенции политиков. Максимум, что государство имеет право делать в этой области, - это распространить доклад Министерства здравоохранения о том, что, скажем, апельсиновый сок полезен для здоровья, а жевательная резинка, к примеру, вредна. В конечном итоге, однако, только сами американцы вправе решать, что им есть или пить, а политическим схемам из области «социальной инженерии» здесь не место.

Полицейские меры

Пожалуй, активнее всего неоантиалкогольное движение действует на фронте борьбы с пьянством за рулем - или, как теперь говорят, «управлением автомобилем после употребления алкоголя». С начала 1980-х годов организации вроде MADD проводят энергичную, масштабную и всестороннюю кампанию по разъяснению сильнейшей угрозы общественной безопасности, угрозы, которую слишком мало людей воспринимает всерьез.

Кампания увенчалась потрясающим успехом. С 1982 году количество дорожных происшествий со смертельным исходом, связанных с алкоголем, сократилось на 40%, - и это при том, что число таких аварий, не связанных с алкоголем, возросло на 39%. В абсолютных цифрах количество людей, погибающих по вине пьяных водителей, остается неизменным с середины 1990-х годов. Число водителей, у которых содержание алкоголя в крови превышает установленные нормы, сократилось с 27% в 1991 году до 21% в 2001-м. Среди несовершеннолетних водителей - именно им, как часто утверждают борцы за трезвость, в первую очередь адресованы меры по ограничению доступа к алкоголю - наблюдается аналогичная тенденция. Общее число водителей в состоянии опьянения, ставших участниками аварий со смертельным исходом, с 1991 по 2001 год уменьшилось на 24%.

Одним словом, отношение к проблеме в обществе изменилось. Сегодня пьяный водитель - настоящий пария. Если человек, пошатываясь выходит из пивной и плюхается на водительское сиденье, это считается антиобщественным поведением. Чак Хёрли (Hurley), пресс-секретарь Национального совета по безопасности движения, выступающего за ужесточение законодательства против управления автомобилем после употребления алкоголя, отмечает: «Мы уже поставили заслон практически всем, кто выпивает вне дома. Остались лишь "неисправимые" - те, кто продолжает садиться за руль после употребления алкоголя даже несмотря на то, что общественность относится к ним с презрением». Такое же мнение высказала в интервью New York Times Кэтрин Прескот (Prescott), бывший председатель MADD: по ее словам, «проблему теперь представляет "твердое ядро" алкоголиков, не реагирующих на призывы общественности». К сожалению, подобные выводы явно противоречат политике, за которую ратуют организации, где работают Хёрли и Прескот, а также другие ключевые игроки на ниве борьбы за трезвость. Однако эти политические рекомендации все чаще находят отклик в законодательных собраниях штатов.

Только в 2002-2003 годах в 31 штате было принято более 100 новых законодательных актов, ужесточающих и без того жесткие правила в отношении управления автомобилем после употребления алкоголя. Некоторые из этих мер - например, увеличение штрафа при повторных нарушениях - вполне разумны. Однако другие представляют собой попытки лишить людей, подозреваемых в вождении автомобиля в состоянии опьянения, законной правовой защиты. К примеру, один из таких законов, принятый в штате Вирджиния, был призван покончить с практикой предоставления обвиняемому взятого у него анализа крови на алкоголь на предмет его проверки независимыми экспертами. Подобные законы пользуются поддержкой общественности, поскольку борцы за трезвость и их сторонники в государственных структурах весьма успешно пропагандируют идею о том, что проблема вождения автомобиля в состоянии опьянения, несмотря на приведенные выше статистические данные, и сегодня представляет большую угрозу безопасности людей.

Примером того, как сторонники ужесточения законодательства против управления автомобилем после употребления алкоголем манипулируют фактами, является их истолкование показателя, который они называют «количеством дорожных происшествий со смертельным исходом, связанных с алкоголем». Национальное управление по безопасности дорожного движения (National Traffic Highway Safety Administration, NTHSA) постоянно использует этот показатель в ежегодных аналитических отчетах о количестве смертных случаев на дорогах. Проблема заключается в формулировке «связанные с алкоголем»: основанная на ней методика анализа статистических данных создает у общественности представление, не соответствующее реальной ситуации. Большинство воспринимает формулировку «происшествия со смертельным исходом, связанные с алкоголем» как синоним «происшествий со смертельным исходом по вине пьяных водителей». На самом же деле этот показатель включает все аварии, в которых, пусть даже в самой косвенной форме, фигурирует алкоголь.

В число аварий со смертельным исходом, «связанных с алкоголем», включаются случаи, когда пьяный водитель погибает по вине трезвого, пьяный пассажир погибает в машине, которую вел или в которую врезался трезвый водитель, когда трезвый водитель сбивает пьяного пешехода, а также все перечисленные варианты даже тогда, когда их участники не находились, по установленным законом нормам, в состоянии опьянения, но употребили хоть какое-то количество алкоголя. Более того, в эту статистику порой включают аварии, где никаких конкретных доказательств опьянения не имеется, но которые произошли в ситуации, обычно связываемой с алкоголем: например, когда водитель разбивается на пустынной дороге глубокой ночью.

В 2001 году, по данным NTHSA, в авариях, связанных с алкоголем, погибло 17 448 человек. Однако в декабре 2002 года Los Angeles Times провела расследование, сравнив эту цифру с выборочными данными отчетов о происшествиях, и пришла к выводу, что используемая ведомством методика статистического анализа непригодна. Исключив ситуации, в которых убедительных доказательств вины пьяных водителей не наблюдалось, сотрудники газеты пришли к выводу, что лишь в 5000 из 17 448 смертных случаев за 2001 год речь шла о гибели трезвого человека из-за неосторожности пьяного водителя. В качестве примера авторы расследования привели автокатастрофу, случившуюся в Элисвилле (штат Алабама): в этом случае сотрудник дорожной полиции лишь заподозрил, что водитель употреблял спиртное. И хотя никакой проверки на алкоголь вообще не проводилось, а в результате иска, поданного родственниками погибшего, было доказано, что причиной катастрофы стала техническая неисправность автомобиля, в статистику NTHSA это происшествие вошло как «связанное с алкоголем».

Пожалуй самым красноречивым свидетельством о целях кампании против употребления алкоголя вне дома служит изменение терминологии, которой пользуются государственные чиновники и представители антиалкогольного движения. Вместо «пьяный» теперь говорится «выпивший», вместо «вождение в состоянии опьянения» - «управление автомобилем после употребления алкоголя». Разница, казалось бы, в нюансах, но эти нюансы весьма важны. Подобные формулировки, предусматривающие несовместимость управления автомобилем с любым количеством алкоголя - явный отход от первоначальных задач кампании, направленной на обеспечение безопасности на дорогах. Речь идет о попытке полностью изменить привычки американцев, связанные с употреблением алкоголя. Тезис о несовместимости употребления алкоголя и вождения автомобиля означает, что вы не можете выпить одну-две кружки пива после футбольного матча, «кофе по-ирландски» после ужина или бокал вина за обедом, если вам предстоит возвращаться домой на машине. Вот некоторые факты:

- В Вашингтоне по радио транслируются оплаченные из кармана налогоплательщиков обращения к водителям следующего содержания: «Если вы до сих пор садитесь за руль после употребления алкоголя, то новый закон [о снижении нормы содержания алкоголя в крови] направлен именно против вас. Никогда не управляйте автомобилем, если вы выпили!»

- MAD и Министерство транспорта США проводят совместную кампанию под лозунгом «Не пей за рулем, или проиграешь». В ходе этой кампании министр транспорта Норм Минета (Mineta) заявил: «Если вы выпили и сели за руль - считайте, что вы проиграли. Если мы вас на этом поймаем, мы вас арестуем и отдадим под суд».

- В начале той же кампании бывший председатель Международной ассоциации руководителей полиции Уильям Б. Бергер (Berger) заявил: «Мы не отпустим ни одного мужчину, ни одну женщину, если в ходе проверки на дороге выяснится, что они употребляли алкоголь». Заметьте: Бергер сказал не «они пьяны», а «они употребляли алкоголь».

- Кроме того, Министерство транспорта подготовило для местных правоохранительных органов детальные инструкции по проведению этой кампании. В них говорится: «Идея, которую она призвана внушить, проста: не садитесь за руль после употребления алкоголя...»

- ABI изучил инструкции для водителей, разработанные департаментами автотранспорта различных штатов. В документе, принятом в штате Калифорния, содержится строгое предупреждение: «Даже после одной рюмки алкоголя управлять автомобилем бывает небезопасно». В Кентукки и Массачусетсе аналогичные инструкции гласят: «Одна рюмка спиртного отражается на вашей способности вести машину». В Неваде она содержит утверждение о том, что «после употребления алкоголя безопасное управление автомобилем невозможно», а власти Орегона предостерегают водителей: «Любое количество алкоголя у вас в крови в какой-то степени снижает способность управлять автомобилем».

- Власти штата Вирджиния только что выделили 500 000 долларов на пропагандистскую кампанию на радио, в рамках которой планируется в общей сложности 22 000 раз передать в эфире 52 радиостанций обращение, в котором водителям сообщается неверная информация о том, что «управление автомобилем после употребления алкоголя запрещено законом».

Стремимся к нулю? Предельное содержание алкоголя в крови снижено до 0,08%

Нагляднее всего о переходе от борьбы с «пьянством за рулем» к пресечению «управления автомобилем после употребления алкоголя» свидетельствует закон, подписанный президентом Клинтоном в 2000 году. Этот федеральный акт, который часто называют «закон 0,08», рекомендует штатам снизить предельно допустимый для водителей уровень содержания алкоголя в крови (САК), измеряемый в процентах, с 0,10 до 0,08. Это означает, что, начиная с октября 2003 года водители, у которых САК равен или превышает 0,08%, автоматически признаются находящимися в состоянии опьянения. Штаты, не снизившие предельный уровень САК, лишатся федеральных дотаций на содержание автодорог.

С тех пор, как закон вступил в силу, все штаты, кроме шести - Миннесоты, Колорадо, Нью-Джерси, Делавэра, Невады и Западной Вирджинии - выполнили предписание относительно 0,08%. В нескольких штатах эта мера не прошла без борьбы. Так, лидер большинства в сенате штата Айова Стюарт Айверсон (Iverson) назвал «закон 0,08» актом «шантажа». «Откуда взялось это магическое число - 0,08%? Снизив предел до 0,08, мы будем задерживать больше людей, умеренно выпивающих вне дома. Двое моих друзей погибли по вине пьяных водителей, но надо же быть реалистами», - заметил он. А председатель сената штата Огайо заявил в интервью Los Angeles Times: «Люди, выпившие пару кружек пива или бокал вина, не представляют опасности. Это введение "сухого закона" шаг за шагом. Все это нужно антиалкогольному движению. Их цель - полностью запретить алкоголь за рулем».

Наиболее очевидный аргумент против «закона 0,08» заключается в том, что он не принесет особых результатов с точки зрения безопасности на дорогах. Число арестов «пьяных» водителей, несомненно, возрастет, поскольку, расширяя толкование самого понятия «опьянение», он увеличивает категорию «пьяных», однако убедительных данных, указывающих на то, что устранение с дороги водителей с САК от 0,10 до 0,08% позволит снизить количество жертв аварий, не существует. Более того, факты свидетельствуют как раз об обратном:

- Калифорния стала одним из первых штатов, установивших предельный уровень САК в 0,08%, однако исследование, проведенное департаментом автотранспорта штата через год после его введения, показало, что «последствия этого закона затрагивают в первую очередь тех лиц, которые и так ограничивают употребление алкоголя перед тем как садиться за руль».

- Количество жертв автоаварий, связанных с алкоголем, в Калифорнии за первый год после введения лимита действительно сократилось, но масштаб этого сокращения (6,1%) был ниже среднего показателя по стране (6,3%).

- Лишь в 2 из 10 штатов, где в 2000 году показатель гибели людей на дорогах был самым низким, был к тому времени введен лимит в 0,08%.

Статистика смертности в дорожных происшествиях дает дополнительные доказательства бесплодности введения лимита в 0,08%:

- В двух третях аварий со смертельным исходом, связанных с алкоголем, САК у водителей составляло 0,14% и выше. Средний уровень САК в таких авариях составляет 0,17%.

- За последние 15 лет водители с САК от 0,01 до 0,03% стали виновниками большего количества аварий со смертельным исходом, чем водители, у которых уровень алкоголя в крови составлял от 0,08 до 0,10%.

- В рамках исследования, проведенного Национальным управлением по безопасности дорожного движения в первых пяти штатах, принявших лимит в 0,08%, результативность этой меры оценивалась по 30 различным показателям безопасности дорожного движения. В штатах, установивших новый лимит, ситуация стала «безопаснее» по 9 из 30 показателей, но по остальным она не изменилась или стала «менее безопасной».

- Если же мы проанализируем зарубежный опыт, то в Швеции, например, допустимый уровень САК составляет 0,02%, однако в авариях со смертельным исходом, связанных с алкоголем, он по-прежнему в среднем равен 0,15.

NTHSA и сегодня утверждает, что введение нормы 0,08 в общенациональном масштабе позволит спасти до 500 человеческих жизней в год; на эту цифру ссылаются MADD и другие антиалкогольные организации в США. Ее приводила и администрация Клинтона, выступая за принятие федерального закона «0,08». Власти многих штатов использовали эту цифру в ходе кампании за введения нормы 0,08 ранее установленного срока - начала 2003 года. Однако сама она заимствована из исследования, автором которого является ветеран антиалкогольного движения Ральф Хингсон (Hingson), бывший вице-президент MADD. В 1999 году Бюджетное управление Конгресса США изучило доклад Хингсона и сочло его вывод о «500 спасенных жизнях... необоснованным».

Проанализировав несколько исследований относительно эффективности «закона 0,08», проведенных NTHSA, Бюджетное управление пришло к следующему выводу: «Имеющиеся данные не позволяют с уверенностью говорить о том, что результатом введения законов о "норме 0,08" становится уменьшение количества и тяжести аварий, связанных с алкоголем... утверждения NTHSA о том, что факты однозначно говорят об этом, является преувеличением». Однако, несмотря на критические замечания Бюджетного управления, федеральное правительство в своей официальной позиции по отношению к «закону 0,08» по-прежнему основывается на точке зрения NTHSA, а законодательные собрания штатов, общественные деятели и СМИ, поддерживающие эту норму, рассматривают проведенные им исследования как истину в последней инстанции.

Национальная ассоциация автомобилистов (National Motorists Association, NMA) сообщает о другом примере статистических манипуляций МADD и NTHSA, предпринимаемых, чтобы провести «закон 0,08». Ранее в своих аналитических расчетах о нормах САК эти две организации утверждали, что 0,08% - тот самый уровень, который может наблюдаться у среднестатистического человека после употребления двух-трех рюмок алкоголя в течение часа. Однако, как отмечает NMA, в новой серии таких расчетов, распространенных МADD и NTHSA после принятия федерального «закона 0,08», этот вывод несколько изменен. По новым данным, мужчине, который весит 81 кг, необходимо выпить пять рюмок, чтобы достичь САК на уровне 0,08. Правда, временной промежуток, в течение которого человек может употребить это количество алкоголя, в новых расчетах увеличено с одного часа до трех. Тем не менее, законодателю, которого надо убедить в необходимости снизить предельно допустимую норму САК, прежде всего бросается в глаза цифра в пять рюмок вместо прежних двух-трех: таким образом лоббисты закона развеивают его опасения, что эта мера превратит умеренное употребление алкоголя в уголовное преступление.

Итак, множество данных указывает на то, что снижение допустимого уровня САК с 0,10 до 0,08 не позволит устранить главную угрозу безопасности на дорогах, связанную в алкоголем: ведь она исходит от водителей в состоянии сильного опьянения, из-за которых и происходит большинство подобных аварий. Вот простая аналогия: снижение предельно допустимой скорости с 105 км/час до 80 км/час никак не поможет в борьбе с теми, кто и так постоянно разгоняет машину до 160 км/час. Те люди, которые по новому закону становятся «преступниками», не создают реальных проблем для безопасности движения, но отвлечение сил правоохранительных органов на борьбу с ними препятствует пресечению более серьезных нарушений.

Парламентарии в Миннесоте пришли к выводу, что расходы на преследование водителей, не представляющих угрозы для безопасности граждан, будут больше, чем федеральные дотации, которых штат лишится, если не введет норму в 0,08%. Депутат законодательного собрания штата Том Рукавина (Rukavina) заявил в интервью Los Angeles Times, что введение закона обернется увеличением количества арестов на 6000, и это обойдется региональному бюджету в 60 миллионов долларов. Эта сумма превышает федеральные дотации, которые в настоящее время получает Миннесота. По аналогичной причине новый закон заблокировали и законодатели штата Невада.

Тем не менее, 40 миллионов долларов из общей суммы выделяемых NTHSA дотаций на программы по обеспечению безопасности на дорогах ассигнуются именно «в качестве стимулов, поощряющих принятие властями штатов жесткого законодательства против пьянства за рулем в качестве меры против водителей, чья способность управления автомобилем снижена из-за употребления алкоголя». Еще 41 миллион из ассигнований на научные исследования и текущую деятельность Управления выделяется на меры, «побуждающие водителей воздерживаться от управления автомобилем в нетрезвом состоянии». К этому следует добавить суммы из других статей бюджета Управления, так или иначе предназначенные для программ по борьбе с пьянством за рулем. Всего, по оценке Los Angeles Times, это ведомство расходует на борьбу с вождением автомобиля после употребления алкоголя до 300 миллионов долларов - больше половины своего бюджета. У критически настроенных наблюдателей неизбежно возникает вопрос: почему NTHSA тратит такие средства на решение проблемы, масштаб которой и так сокращается уже 25 лет, в то время как число аварий со смертельным исходом по вине трезвых водителей не только намного превышает количество аналогичных происшествий, связанных с алкоголем, но и увеличилось за последние 20 лет на 40%?

«Закон 0,08» выглядит еще абсурднее, если мы сравним снижение способности управлять автомобилем из-за содержания алкоголя в крови на уровне 0,08% с результатом воздействия на эту способность других вещей, которыми люди регулярно занимаются, будучи за рулем:

- По данным, опубликованным в 1997 году в New England Journal of Medicine, разговоры по мобильному телефону за рулем снижают способность управлять автомобилем не меньше, чем САК на уровне 0,10%.

- Специалисты из британской Лаборатории по исследованию проблем транспорта установили, что скорость реакции водителей, разговаривающих по сотовому телефону, снижается в 30 раз больше, чем у автомобилистов, имеющих уровень САК в 0,08%. А исследование, проведенное Американской автомобильной ассоциацией в 2001 году, позволило выявить факторы, отвлекающие водителей еще больше, чем пользование мобильным телефоном: это происходит, например, когда на заднем сидении находятся дети, когда водитель ест за рулем, настраивает радиоприемник или CD-проигрыватель.

Таким образом, 45 из 50 штатов США (плюс округ Колумбия и Пуэрто-Рико) приняли законы, предусматривающие лишение водительских прав и даже тюремное заключение для людей, чья способность управлять автомобилем ничуть не ниже, чем у любого из нас, только потому, что на эту способность воздействует употребление алкоголя, а не другие действия, которые не считаются «антиобщественными».

Кроме того, нет никаких оснований считать, что на «законе 0,08» все и закончится. У разных людей алкоголь всасывается в кровь с разной скоростью, однако большинство данных говорит о том, что у женщины, которая весит 55 кг, уровень САК вполне может достичь 0,08, если она выпьет два бокала вина в течение двух часов. Однако, поскольку и этот уровень САК не приводит к существенному ослаблению способности управлять автомобилем, возможность дальнейшего снижения «планки» не может не вызывать тревоги. Но заявления государственных чиновников и активистов антиалкогольного движения, а также некоторые уже принятые законодательные акты свидетельствуют, что события развиваются именно в этом направлении:

- Организация MADD в Канаде недавно заявила о намерении добиваться снижения допустимого в стране уровня САК до 0,05. Она провела социологический опрос, результаты которого показали: 66% канадцев поддерживают эту идею.

- В 1997 году руководитель рабочей группы по проблеме вождения в нетрезвом состоянии в штате Миннесота Стив Саймон (Simon) заявил: «В конечном итоге он [разрешенный уровень САК] не должен превышать 0,02%».

- В штате Мичиган предельный уровень САК для государственных служащих при исполнении обязанностей уже составляет 0,02%.

- В Норт-Ройалтоне (штат Огайо) полиция может обвинять водителей в «нарушении правил управления автомобилем» за один запах алкоголя в машине.

- Законодатели в штатах Арканзас и Нью-Мексико предлагают снизить допустимый уровень САК соответственно до 0,07 и 0,06; депутат законодательного собрания штата Делавэр Уильям Оберли (Oberle), внося законопроект о снижении уровня САК до 0,08%, заявил, что употребление алкоголя водителями «должно быть вообще запрещено, как в Европе». Кроме того, одна антиалкогольная организация указывает, что законопроекты об установлении уровня САК ниже 0,08% уже рассматриваются еще как минимум в шести штатах.

- Передовая статья в газете Deseret News (штат Юта) призывает власти штата - который первым ввел «закон 0,08» - снизить допустимый уровень САК до 0,02 - не для того, чтобы повысить безопасность на дорогах, а потому, что эта мера будет означать «сдвиг» в традиционном отношении к алкоголю.

- Бывший сенатор законодательного собрания штата Иллинойс Роберт Моларо (Molaro) заявляет: «Думаю, через 40 лет наши внуки и правнуки будут с недоумением спрашивать: "Неужели когда-то в нашей стране было разрешено садиться за руль после одной-двух кружек пива?"».

- Сенатор законодательного собрания штата Калифорния Барбара Боксер (Boxer) утверждает: «Я считаю, что в нашей стране употребление алкоголя водителями должно быть полностью запрещено».

Министерство транспорта уже работает над обоснованием такого запрета. В недавнем его докладе под названием «Характеристики и снижение способности управлять автомобилем при разных уровнях САК» отмечается: «По некоторым существенным параметрам способность большинства водителей управлять автомобилем снижается даже при уровне САК в 0,02%». «В целом, - говорится в докладе, - данное лабораторное исследование показывает, что некоторые важные для водителя навыки ослабевают даже после употребления небольшого количества алкоголя». Лондонская организация MADD использовала выводы этого доклада в качестве аргумента для снижения допустимого уровня САК в Англии до 0,05.

В ряде случаев местные власти в США фактически уже ввели полный запрет на употребление алкоголя водителями. Так, если содержание алкоголя у автомобилиста в крови меньше 0,08, это еще не означает, что его отпустят с миром. В нескольких городах и округах нашей страны полицейским предоставлено право арестовывать человека за «управление автомобилем в состоянии опьянения», если он сам признает, что употреблял алкоголь, или при проверке в его дыхании будет обнаружено хоть какое-то содержание алкоголя. Когда подобное разрешение сочетается с практикой выборочных проверок на алкоголь на дорогах (о чем речь пойдет ниже), водитель, выпивший кружку-две пива, имеющий уровень САК намного ниже 0,08, не нарушающий правил безопасности и управляющий автомобилем ответственно, может тем не менее подвергнуться аресту за «вождение в состоянии опьянения», а также уголовному обвинению в пьянстве за рулем и общественному осуждению.

Во Флориде полицейским разрешено арестовывать автомобилистов по одному подозрению в том, что они управляют машиной в нетрезвом состоянии - даже если проба дыхания не покажет наличия алкоголя. Более того, если тот же результат даст взятый позднее анализ мочи, прокуратура штата все равно может выдвинуть против такого водителя обвинение, основываясь исключительно на утверждениях сотрудников полиции, проводящих проверку на алкоголь на дороге.

До 1994 году в Вашингтоне результат алкотеста на уровне 0,05% или ниже считался неопровержимым доказательством трезвости водителя. Однако позднее это правило было изменено. Сегодня при любом позитивном результате пробы на алкоголь полицейский имеет право произвести арест, что по сути превращает нашу столицу в зону полного запрета на употребление алкоголя за рулем. В статье Джона Дойла (Doyle), представителя организации владельцев ресторанов, описывается случай, когда 66-летний Уиллис Ван Девантер (Van Devanter) был арестован в Вашингтоне во время такой проверки, после того, как он признал, что выпил два бокала вина (по результатам пробы содержание алкоголя у него в крови составляло 0,03%) Подобные аресты, если они заканчиваются полноценным судебным процессом, редко приводят к осуждению обвиняемого, однако уже сам факт такого задержания способен серьезно повредить репутации общественного деятеля и даже погубить карьеру человека, если он работает, к примеру, учителем или директором школы.

Проверки на дорогах: насколько это соответствует конституции?

Важнейшим элементом совместной кампании «Не пей за рулем, или проиграешь», начатой NTHSA и MADD в 2002 году, является учреждение «постов трезвости» - так они называют блок-посты на дорогах, где полицейские могут без видимой причины остановить водителя и заставить его пройти пробу на алкоголь. С учетом принятия «закона 0,08» и того факта, что в некоторых районах страны определение случаев, когда человек «управляет автомобилем в состоянии опьянения» (а не просто «в нетрезвом состоянии», что представляет собой менее серьезное обвинение), полностью отдается на усмотрение сотрудников правоохранительных органов, проводящих проверки на дорогах, учреждение подобных «постов трезвости» можно считать, пожалуй, самым громким и масштабным успехом «неоантиалкогольного» движения. По данным, размещенным на сайте MADD, в рамках продолжающейся кампании против управления автомобилем после употребления алкоголя «посты трезвости» уже работают в 39 штатах и Округе Колумбия.

Однако подобные блок-посты по определению предназначены для задержания автомобилистов, которые ведут машину без явных нарушений, - нарушителей правоохранительные органы и без того бы заметили и арестовали. Кроме того, как показывают вышеупомянутые исследования, водитель, чей уровень САК меньше 0,10%, не представляет серьезной угрозы для безопасности окружающих.

NTHSA дает полицейским управлениям на местах указания широко оповещать население о введении «постов трезвости» - что выглядит довольно странно, если их цель состоит в том, чтобы ловить по-настоящему пьяных водителей, а не просто побудить умеренно выпивших людей не садиться за руль. Да и самые твердые сторонники «постов трезвости» не скрывают, что их намерение в первую очередь состоит в запугивании умеренно пьющих, а не задержании пьяных. В инструкции Министерства транспорта местным органам власти отмечается: «Поскольку данная практика затрагивает лишь небольшой процент автомобилистов, большинство людей узнает о "постах трезвости" лишь по рассказам знакомых или сообщениям в СМИ».

Повторюсь: создание таких блок-постов действительно может отпугнуть умеренно пьющих, но проблема в том, что главную угрозу безопасности на дорогах представляют не они. Более того, подобная практика отвлекает силы и средства правоохранительных органов, которые можно было бы использовать более эффективно - для борьбы с водителями, садящимися за руль при САК на уровне 0,15% и выше, - водителями, которые представляют реальную опасность, но вряд ли испугаются пропагандистских сообщений о введении блок-постов.

Некоторые могут удивиться - кто дал полиции право останавливать людей без веской причины, заставлять «дышать в трубочку» и арестовывать за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии? Отвечу: Верховный суд США вынес решение о том, что при проверке на трезвость на водителей не распространяются права, предусмотренные Четвертой поправкой к конституции. В постановлении по делу «Полицейское управление штата Мичиган против Сица» Верховный суд аннулировал решение Апелляционного суда штата Мичиган о том, что создание подобных блок-постов противоречит правам водителей в соответствии с Четвертой поправкой. Обосновывая мнение большинства, председатель Суда Уильям Ренквист (Rehnquist) отметил, что серьезность проблемы пьянства за рулем перевешивает значение «небольшого» нарушения прав водителей, которых «ненадолго» останавливают на блок-постах.

Однако аргументы Ренквиста относительно серьезности проблемы пьянства за рулем отчасти основывалось все на тех же цифрах о количестве людей, погибших в авариях, «связанных с алкоголем»: он приводит данные о том, что жертвами пьяных водителей якобы ежегодно становятся более 25 000 человек. Как уже отмечалось, эти данные чрезвычайно завышают реальное число трезвых людей, погибающих из-за неосторожности пьяных водителей, т.е., взвешивая «за» и «против», Ренквист существенно преувеличил угрозу пьянства за рулем безопасности на дорогах.

Этот случай - наглядный пример того, как статистические манипуляции NTHSA отражаются на практической политике. В деле Сица они сыграли свою роль таким образом, что теперь любой человек, садясь за руль, автоматически лишается прав, предоставленных ему Четвертой поправкой. В своем особом мнении член Верховного суда Джон Пол Стивенс (Stevens) указал, что конкретный эффект от введения «постов трезвости» с точки зрения безопасности на дорогах «незначителен, а возможно и негативен». Стивенс также подверг сомнению тезис Ренквиста о «небольшом» нарушении прав водителей, заметив: «В штате Мичиган полицейский, допрашивающий водителя на "посту трезвости", имеет по сути неограниченные полномочия, позволяющие задержать его по малейшему подозрению».

Критикуя позицию большинства, судья Стивенс проницательно отметил равнодушие коллег к «заинтересованности граждан в том, чтобы их не подвергали произвольным задержаниям». Указав, что реальная цель блок-постов состоит в предотвращении употребления алкоголя людьми, которых никогда не остановят для такой проверки, Стивенс охарактеризовал эту практику как «изощренный и вызывающий беспокойство рекламный трюк. Вероятность того, что любой человек, даже ни в чем не повинный, может быть остановлен полицией для проверки, создается исключительно с целью привлечь к себе внимание».

После того, как Верховный суд США вынес такое решение по делу Сица, его принял к рассмотрению Верховный суд самого штата Мичиган, который быстро пришел к выводу, что «посты трезвости» нарушают конституцию штата. Такие же решения в отношении этих блок-постов приняли верховные суды еще трех штатов

Тем не менее, дело Сица используется как прецедент, санкционирующий создание блок-постов всеми штатами, которые желают ввести у себя эту меру, если этого не запретят их собственные Верховные суды. Стоит отметить, что уже после решения по этому делу Верховный суд США, рассматривая вопрос об аналогичных проверках на дорогах на предмет наркотиков, счел их нарушением Четвертой поправки.

Интересный поворот, но не такой уж удивительный. Американские суды уже 20 лет считают вопросы, связанные с вождением после употребления алкоголя особой сферой, на которую конституционные гарантии прав граждан не распространяются. Как уже отмечалось, лица, подозреваемые в пьянстве за рулем, по сути лишаются прав, предусмотренных Четвертой поправкой. Перечислим некоторые другие судебные решения на этот счет:

- В 1983 году Верховный суд США счел необходимым смягчить гарантии Пятой поправки, защищающие граждан от принуждения к даче показаний против самих себя, в отношении лиц, подозреваемых в управлении автомобилем в состоянии опьянения.

- В 1989 году, несмотря на положение Шестой поправки, гарантирующее «рассмотрение всех уголовных дел» судом присяжных, Верховный суд постановил: если обвиняемому в управлении автомобилем в состоянии опьянения грозит не более шести месяцев тюрьмы, это конституционное право на него не распространяется

- В 2002 году Верховный суд штата Висконсин вынес решение о том, что полицейские имеют право насильно брать анализ крови у людей, подозреваемых в управлении автомобилем в состоянии опьянения. Суд пришел к выводу, что подобная практика без судебного ордера в отношении людей, отказывающихся сдавать анализ добровольно, оправдана тем, что «из-за растворения алкоголя в крови действовать в таких случаях необходимо срочно». Кстати, в 1998 году 33-летний Терри Джонс (Jones) погиб в результате потасовки с полицейскими, пытавшимися насильно взять у него кровь для анализа на алкоголь.

Власти штатов не преминули ухватиться за право не соблюдать конституционные гарантии, предоставленное им этими решениями, принимавшимися по наущению антиакогольных организаций. Сегодня в 41 штате действует процедура «лишения водительских прав в административном порядке» для подозреваемых в управлении автомобилем в состоянии опьянения: это означает, что у них могут отнять права еще до суда. В 37 штатах предусмотренные Пятой поправкой гарантии от принуждения к даче показаний против самого себя в буквальном смысле перевернуты «с ног на голову»: там для лиц, отказывающихся пройти пробу на алкоголь, предусмотрены более жесткие уголовные наказания, чем для тех, кто согласился пройти такие тесты, и результат выявил превышение допустимой нормы. В 17 штатах приняты законы, ограничивающие возможности обвиняемых в вождении в состоянии опьянения заключить досудебную сделку по сравнению с лицами, которым предъявлены обвинения по другим статьям.

Таким образом, мы наблюдаем в правовой сфере следующую тенденцию: одновременно происходит постоянное снижение допустимого уровня САК для водителей, ослабление конституционных гарантий в отношении подозреваемых в пьянстве за рулем и ужесточение наказаний по подобным обвинениям. В большинстве штатов приговоры по статьям «управление автомобилем в состоянии опьянения» и «управление автомобилем в нетрезвом состоянии» предусматривают штраф в размере до 10 000 долларов, лишение водительских прав на полгода, а по первой статье - даже тюремное заключение. Таким образом, если человек прикинет, что несколько рюмок могут закончиться для него арестом и жестким наказанием в случае осуждения, вспомнит о норме в 0,08%, наличии блок-постов, об ограничении конституционных прав подозреваемых в пьянстве за рулем, все это, вероятно, повлияет на его решение употреблять или не употреблять алкоголь вне дома. Таким образом кампания по борьбе с пьянством за рулем превратилась в кампанию по борьбе с употреблением алкоголя как таковым.

Усердие, достойное лучшего применения: «В баре пьяным находиться запрещено»

В декабре 2002 году полиция округа Фэрфакс в штате Вирджиния провела серию «внезапных проверок» в барах и пивных городов Рестон и Херндон. 18 посетителям, находившимся внутри питейных заведений, было приказано пройти тест на алкоголь. Затем половина из них была арестована за «пребывание в общественном месте в состоянии опьянения». Ни один из посетителей, задержанных в ходе проверки, не пытался сесть за руль. Ни один не доставлял хлопот барменам или вообще кому-то мешал. Более того, в компаниях, к которым принадлежали некоторые из задержанных, один человек не пил, чтобы потом развезти друзей по домам. Полиция также подумывала наложить штраф на владельцев баров, посетители которых были арестованы.

В интервью Washington Post шеф полиции Дж. Томас Мэнджер (Manger) заявил: «Пребывание в общественном месте в состоянии опьянения запрещено законом. Пьяным в баре находиться запрещено». На вопрос, где же тогда человек может находиться в пьяном виде, он ответил: «У себя дома. Или у кого-то в гостях, и оставаться там, пока не протрезвеет». Несмотря на возмущение общественности, NTHSA публично поддержало действия Мэнджера. Пресс-секретарь NTHSA Чак Хёрли (Hurley) заметил в интервью Washington Post: «Ни одно из положений Конституции не говорит о том, что вы имеете право находиться в столь сильном опьянении. Тактика была избрана довольно необычная, однако, с учетом ситуации, я поддерживаю действия правоохранительных органов».

В округе Вокеша (штат Висконсин) прокурор Пол Бачер (Bucher) предоставил помощникам шерифа право без ордера проникать в частные дома, «при необходимости с применением силы», если существуют подозрения, что внутри «малолетние» употребляют алкоголь. Подобным «новаторским» подходом к проблеме употребления алкоголя несовершеннолетними Бачер завоевал место в почетном списке MADD «Наши партнеры-прокуроры», размещенном на ее сайте.

В сентябре 2002 года, вскоре после того, как Princeton Review поставил Университет штата Индиана на первое место в стране по количеству студенческих вечеринок, его студенты начали жаловаться, что полиция города Блумингтон арестовывает их, когда они в нетрезвом состоянии возвращаются пешком из баров. Студенты заявляли, что их арестовывают, когда они проходят через автостоянки возле домов, где они живут, или ловят на тротуаре машину с трезвым водителем, который бы подвез их домой. Ситуация ухудшилась настолько, что студенческая ассоциация Университета штата Индиана направила в Управление полиции Блумингтона официальную жалобу. Когда корреспондент Indiana Daily Student спросил начальника полиции Джерри Мингера (Minger), неужели, по его мнению, было бы лучше, чтобы совершеннолетние студенты в нетрезвом состоянии возвращались домой не пешком, а за рулем, тот ответил: «Проблема не в том, садитесь ли вы за руль, а в самом злоупотреблении алкоголем. Студенты не должны так много пить».

Одна из главных рекомендаций, которую постоянно встречаешь в «неоантиалкогольной» литературе, связана с ужесточением и более строгим соблюдением законов о «неподобающем поведении в общественных местах», в том числе и за счет акций вроде тех, что проводились в округе Фэрфакс и Блумингтоне. Однако это лишь один из намеченных этим движением шагов по ограничению доступа к алкоголю, помимо упомянутых мер в сфере налогообложения, цензуры и драконовских мер против водителей, употребляющих алкоголь. Вот некоторые примеры:

- как минимум в 44 штатах в том или ином виде действуют законы, позволяющие подавать гражданские иски против владельцев баров, пивных и ресторанов за ущерб, причиненный пьяными посетителями - даже после того, как те покинули заведение. В 31 штате приняты законы о «социально ответственном» поведении хозяев, предусматривающие аналогичную ответственность владельцев частного жилья. Цель этих законов - не бороться с безответственным поведением самих пьющих, а контролировать условия употребления алкоголя.

- В 22 штатах приняты те или иные ограничения, связанные со скидками на алкоголь в кафе и ресторанах в определенные часы (так называемые, happy hours).

- Власти округа Орэндж (штат Калифорния) ассигнуют средства на специальные курсы, где менеджеров баров и ресторанов обучают, как добиться сокращения реализации алкоголя в их заведениях. Им предлагается к примеру, уменьшать подаваемые порции вина, или отпускать клиенту не более одной порции спиртного в час и компенсировать недополучаемые доходы от спиртного за счет увеличения реализации еды.

Другой тактический ход, позволяющий затруднить доступ к спиртному, связан с введением в некоторых городах жесткой процедуры выдачи лицензий и зональных правил, ограничивающих количество магазинов, торгующих алкоголем. Так, в Вальехо (штат Калифорния) расстояние между винными магазинами должно составлять не менее 1000 футов. Кроме того, городские власти ввели ряд правил, крайне затрудняющих возможность открытия новых заведений, торгующих алкоголем. Городской закон о контроле над алкогольными напитками требует от владельцев платить специальный взнос на то чтобы их же знакомили с новыми правилами.

Беннет, Ди Юлио и Уолтерс в упоминавшейся выше книге «Людские потери» отмечают: «Пришло время для экспериментальных политических шагов по сокращению преступности, доступа к алкоголю и его потребления. Местом для проведения таких экспериментов должны стать бедные районы, населенные представителями этнических меньшинств, где уровень преступности высок, а количество винных магазинов намного превышает средние показатели по городу».

Помимо запрета на размещение наружной рекламы алкогольных напитков «на расстоянии видимости от школ, церквей и муниципальных жилых комплексов», авторы книги рекомендуют принять новые зональные правила, призванные «увеличить расстояние между винными магазинами, сократить общее количество баров и/или винных магазинов в городе и запретить продажу крепких напитков на вынос». Кроме того, они предлагают ограничить время торговли алкогольными напитками в магазинах и заведениях общепита.

Факты свидетельствуют, что подобные рекомендации уже воплощаются на практике:

- В настоящее время в некоторых районах города Такома (штат Вашингтон) запрещена торговля крепкими напитками и крепленым вином. Общественные организации в северо-восточном округе столицы США выступают за аналогичные меры.

- Муниципалитет Ньюарка (штат Нью-Джерси) недавно повысил стоимость годовой лицензии на торговлю алкоголем с 600 до 5000 долларов: за счет полученных средств будет финансироваться новая программа по контролю над употреблением спиртных напитков.

- В 400 из 2705 муниципальных округов Чикаго - города, чьи жители должны бы кое-что знать о непредвиденных последствиях запрета на алкоголь, - сегодня действует «сухой закон». Как минимум в одном из округов попытки ввести такой закон предпринимались на каждых местных выборах начиная с 1970 года.

- В штате Западная Вирджиния лицам моложе 18 лет запрещается находиться без сопровождения родителей или опекунов в любом заведении, где подается вино и крепкие напитки. Это правило распространяется на рестораны и места, где проводятся концерты и спортивные мероприятия, независимо от того, намеревается кто-то из компании выпить, или нет.

Среди других мер, предлагаемых антиалкогольным движением, следует назвать:

- ограничение скидок и спецпредложений на алкоголь;

- требование, чтобы фирмы, выпускающие спиртные напитки, размещали за собственный счет антиалкогольную рекламу в печатных и электронных СМИ;

- запрет на торговлю любыми алкогольными напитками в пределах определенной зоны вокруг школ, церквей и культурно-развлекательных центров;

- ограничение торговли алкоголем на заправочных станциях;

- сокращение общего количества винных магазинов по отношению к количеству жителей того или иного населенного пункта;

- запрет отпускать алкоголь без закуски;

- ограничение площади винных отделов в магазинах;

- ограничение торговли алкоголем с доставкой на дом;

- установление обязательного минимума освещенности в барах и ресторанах, позволяющего персоналу оценить степень опьянения клиентов;

- требование о наличии обученных охранников во всех заведениях, торгующих алкоголем;

- ограничение рекламы спиртных напитков внутри заведений, торгующих алкоголем;

- запрет на использование персонажей мультфильмов и других «образов, ориентированных на детей» для рекламы алкоголя;

- ограничение пространства, которое может отводиться под рекламу алкоголя в витринах магазинов;

- запрет или ограничение на продажу пива по одной банке, а также торговлю охлажденными крепкими напитками и креплеными винами;

- запрет на продажу вина в бутылках с завинчивающейся крышкой;

- запрет на торговлю «слабоалкогольными коктейлями» и аналогичной алкогольной продукцией, сладкой на вкус, в яркой упаковке, которая может привлекать молодых покупателей;

- ограничение отпуска алкогольных напитков на борту самолетов и в аэропортах;

- введение специального сбора с заведений, торгующих алкоголем, для компенсации расходов на все эти меры.

Многие из этих рекомендаций уже реализуются на местном и региональном уровне. Другие рассматриваются. Так, в 2002 году Диана Файнштейн (Feinstein), сенатор-демократ от штата Калифорния, внесла предложение об ограничении количества алкоголя, подаваемого в самолетах, после того, как профсоюзы бортпроводников заявили об учащении случаев «буйства» авиапассажиров. Если мы вспомним, каких успехов уже добились борцы с алкоголем, можно с уверенностью сказать, что все эти рекомендации будут в том или ином масштабе опробованы на практике в ближайшие годы.

В демократическом обществе сторонники трезвости имеют право собирать пожертвования, заниматься пропагандой своих идей и разными способами убеждать людей в том, что употребление алкоголя - это напрасная трата денег и даже дурная привычка. Однако это не означает, что политики могут задействовать полицию для ареста людей, придерживающихся иной точки зрения, если те, употребляют алкоголь вполне «ответственно».

Неоантиалкогольное движение

Подобно движению за «сухой закон» в XX веке, которое возникло отнюдь не на пустом месте, нынешние борцы за трезвость хорошо организованы, получают щедрое финансирование и хорошо умеют организовывать эффективные пиаркампании с конкретными, четко выраженными целями.

Центральное место в современном антиалкогольном движении занимает Фонд имени Роберта Вуда Джонсона (Robert Wood Johnson Foundation) - филантропическая исследовательская организация со штаб-квартирой в Нью-Джерси, чьи активы на 2001 г. составляли порядка 8 миллиардов долларов. Представители ресторанной индустрии, да и другие критики давно уже утверждают, что долгосрочная цель фонда - введение нового «сухого заокна», хотя сама организация ти обвинения отвергает.

Представители пресс-службы Фонда распространяют идею о том, что политики слишком благодушно относятся к проблемам, «связанным с алкоголем». С 1997 по 2002 год Фонд предоставил гранты на 265 миллионов долларов на различные антиалкогольные инициативы, в том числе таким организациям как CASA, CAMY, CSPI, сайту Join Together Online и Тихоокеанскому исследовательскому институту (Pacific Institute for Research and Evaluation).

В начале 1980-х годов Фонд имени Джонсона выделил 73,6 миллиона долларов на программу под названием «Ответный удар» ("Fighting Back"), цель которой заключалась в том, чтобы добиться «ощутимого сокращения употребления алкоголя и спроса на него» в 14 крупных городах. В задачу программы входили: запрет употребления алкоголя в общественных местах, закрытие винных магазинов в «зонах повышенного риска», запрет на торговлю спиртными напитками по воскресеньям, запрет на торговлю крепленым вином и крепкими напитками в определенных районах городов и повышение акцизов на алкоголь.

Потерпев неудачу в регионах, где программа была первоначально запущена, ее организаторы сосредоточили усилия на Вальехо (штат Калифорния), намереваясь превратить его в «образцово-показательный» город. Им удалось убедить местные органы по контролю за торговлей алкогольными напитками ввести в действие целый ряд инициатив, выдвинутых в рамках «Ответного удара». Более того, сбор взносов и руководство курсами обучения в этом городе, о которых мы упоминали выше, фактически осуществляют организаторы программы. Одного владельца магазина местные надзорные органы и «Ответный удар» запугали настолько, что он согласился перепрофилировать свое заведение с алкоголя на бакалейные товары и поменял его название с «Винного магазина Вэла» на «Семейный супермаркет Вэла».

Многие из упомянутых в данной статье антиалкогольных исследований, программ и инициатив полностью или частично финансировались Фондом имени Роберта Вуда Джонсона - либо напрямую, либо через организации, которые он спонсирует. Этот Фонд - не единственная структура, выступающая за ужесточение антиалкогольной политики, однако его деятельность пользуется наибольшей известностью и оказывает наибольшее влияние на настроения в политических кругах. Вот несколько примеров:

- Фонд выделил 260 000 долларов на упоминавшееся нами исследование Деборы Коэн из RAND Corporation.

- «Подростки-пьяницы», «Доходы» и исследования по проблеме запоев публиковал CASA - организация, получившая от Фонда в 1991-2001 годах 33 миллиона долларов.

- Социологический опрос, проведенный в рамках Алкогольно-эпидемиологической программы Университета Миннесоты, также финансировался Фондом.

- Программа обучения ресторанного персонала в округе Орэндж (штат Калифорния) спонсировалась им же.

- В 1996-2002 годах Центр за применение науки в интересах общества получил от Фонда 1,21 миллиона долларов.

- MADD за 1996-2001 годы получила от него 3,39 миллиона долларов.

Зачастую эти организации подхватывают «эстафету» внимания, которое привлекают к себе исследования, проведенные другими аналогичными структурами. Так, вскоре после публикации исследований CASA о росте употребления алкоголя, Центр по применению науки в интересах общества распространил пресс-релиз, в котором их результаты приводились в качестве дополнительного аргумента в пользу повышения акцизов на алкоголь.

Фонд имени Джонсона имеет даже собственного официального пропагандиста в СМИ. Обозреватель San Diego Union Tribune Джим Годжек (Gogek) занимает в Фонде должность научного сотрудника. В своих публикациях он поднимает вопросы антиалкогольной политики и регулярно ссылается на данные исследований, финансируемых Фондом. Его авторские статьи появляются и в других изданиях, включая New York Times.

Конечно, в том, что частная организация выступает за меры, которые, по ее мнению, способны улучшить здоровье нации, нет ничего предосудительного. Однако Фонд имени Джонсона позиционирует себя не как общественную организацию, а как научно-исследовательский центр по проблемам здравоохранения. СМИ и законодатели считают его публикации не пропагандистскими материалами, а объективными научными работами. Однако есть немало оснований сомневаться в подлинной научности публикаций, подготовленных при участии Фонда. Так, в 2000 году он выступил в качестве одного из спонсоров конференции сторонников антиалкогольных мер в Вашингтоне под названием «Алкоголь и преступность: научные исследования и опыт профилактических мероприятий». Среди «основных итогов» конференции фигурировал следующий тезис: «Исследования, проведенные в рамках партнерства с местными органами и программ по сокращению масштабов употребления алкоголя несовершеннолетними, а также их результаты, должны соответствовать целям спонсоров этих партнерств и программ». Примечательное заявление: ведь речь идет о том, что выводы и данные, полученные в рамках программ по изучению употребления алкоголя несовершеннолетними, должны соответствовать целям антиалкогольного движения - причем эта задача ставится априори, еще до проведения исследований и сбора данных!

Куда больше беспокойства, однако, вызывают связи Фонда с федеральными ведомствами, осуществляющими политику государства в отношении алкоголя. Среди спонсоров вашингтонской конференции числились также Министерство юстиции и Министерство здравоохранения и услуг для населения. По словам защитников ресторанной индустрии из Центра за свободу выбора потребителей (Center for Consumer Freedom), 8 из 12 членов рабочей группы Медицинского института, готовившей доклад Национальной академии наук по проблеме употребления алкоголя несовершеннолетними, напрямую связаны с Фондом имени Джонсона или организациями, которые он финансирует. Кроме того, Фонд оказывает финансовую помощь Центру по борьбе с употреблением алкоголя и других наркотических веществ в вузах при Министерстве здравоохранения и Управлению по профилактике преступности среди несовершеннолетних Министерства юстиции; оба эти органа выступают за ограничение доступа потребителей к алкоголю.

Впрочем, MADD связана с государственными структурами даже теснее, чем Фонд имени Джонсона. Лоббистские возможности этой организации наглядно проявились в том, что ей удалось убедить Конгресс и президента Клинтона принять «закон 0,08». Однако куда менее известно о контактах MADD с федеральными ведомствами, курирующими те направления государственной политики, на которые эта организация стремится повлиять. В октябре 2003 года Roll Call сообщил о том, что с 22:30 до 3:30 на перекрестке у Капитолийского холма в Вашингтоне будет действовать «пост трезвости». «Помимо надзора за водителями, - отмечалось в статье, - полицейские будут распространять информационные материалы Национального управления по безопасности дорожного движения и организации "Матери против пьянства за рулем"».

Многие, возможно, не сочтут сотрудничество между MADD и NTHSA поводом для беспокойства. Однако MADD - общественная организация определенного профиля, и - это становится все очевиднее - далеко не все согласны с мерами, за которые она выступает. Связь NTHSA и Министерства транспорта с антиалкогольной организацией - настолько тесная, что ее материалы распространяет полиция, - по определению должна вызывать озабоченность у государственного руководства и граждан. Представьте себе, какую бурю возмущения вызвало бы известие о том, что Министерство труда на своих официальных мероприятия распространяет материалы профсоюзного объединения АФТ-КПП.

Тем не менее, сотрудничество MADD с NTHSA продолжается. Как уже отмечалось, эти организации совместно осуществляют кампанию «Не пей за рулем, или проиграешь». На пресс-конференции по случаю ее начала глава NTHSA Джефри У. Рандж (Runge) стоял рядом с представителями MADD.

Даже этим контакты МADD с государственными органами не ограничиваются:

- В рамках своего плана по борьбе с употреблением алкоголя водителями MADD выступает за создание фонда в миллиард долларов для финансирования «постов трезвости». Распределять эти деньги, естественно, будет NTHSA - очевидно, в соответствии с рекомендациями MADD.

- Бывший глава научно-аналитической службы NTHSA Джеймс Фелл (Fell) сегодня входит в состав Общенационального совета директоров MADD.

- В 1997 году NTHSA предоставило MADD и другим антиалкогольным организациям грант на сумму почти в полмиллиона долларов для «воздействия на законодательный процесс на уровне штатов» - т.е. лоббирование «закона 0,08» в региональных легислатурах. В связи с этим конгрессмен-республиканец от штата Луизиана Бил Тозин (Tauzin) даже внес в законопроект о полномочиях NTHSA специальную формулировку, запрещающую Управлению участвовать в лоббистской деятельности посторонних организаций.

- В 1981 году NTHSA предоставило MADD федеральный грант на «развитие местных органов». Через год число филиалов MADD на местах увеличилось с 11 до 70 с лишним.

- Законодательное собрание штата Флорида недавно обсуждало законопроект о повышении штрафов за нарушение правил дорожного движения на 50 долларов. Один доллар с каждого штрафа планировалось передавать MADD.

- MADD убедила власти некоторых районов обязать водителей, виновных в управлении автомобилем в нетрезвом состоянии, посещать организованные ею «групповые занятия с участием пострадавших», в ходе которых нарушители должны слушать рассказы людей, пострадавших от пьяных водителей. Все расходы на проведение занятий оплачивают нарушители, и MADD ежегодно зарабатывает на этом до 2 миллионов долларов - при том, что все больше данных свидетельствует, что подобные занятия не способны предотвратить повторные нарушения.

Нынешние действия MADD явно не соответствуют ее первоначальной, весьма благородной цели - снижению смертности на дорогах по вине пьяных водителей. Вместо того, чтобы объявить о победе над пьянством за рулем и сократить масштаб деятельности, организация занялась поиском новых противников, чтобы оправдать свой раздутый штат и бюджет. Сегодня главное направление ее усилий - расширительное толкование понятия «пьяный» и перенос центра тяжести с борьбы с безответственными пьющими водителями на искоренение «атмосферы, способствующей алкоголизму». Бывший управляющий филиалом MADD на севере Вирджинии Чарльз Пенья (Peña) не только порвал с организацией, но и написал статью, в которой детально описывается ее переход от борьбы за безопасность граждан к «крестовому походу» против алкоголя. Даже основательница MADD выражает сожаление в связи с нынешней направленностью деятельности организации. Вот как отзывается Кэнди Лайтнер (Lightner) о своем детище: «[Сегодня MADD] носит куда более антиалкогольный характер, чем я когда-либо желала и планировала... Я основала MADD не для борьбы с алкоголем вообще. Моей целью было решение проблемы пьянства за рулем».

Заключение

Понятие «неоантиалкогольный» несет в себе мощный заряд. Сразу вспоминается «сухой закон», гангстеры 1920-х, «неприкасаемый» Элиот Несс (Ness), подпольные питейные заведения и «джазовая эпоха». Трудно представить себе, чтобы США могли снова допустить такую колоссальную ошибку как полный запрет алкоголя. Подобные меры никогда не найдут поддержки в обществе. Поэтому кое-кто просто сбрасывает со счетов призывы неоантиалкогольного движения как пустую эмоциональную риторику.

Однако ограничить доступ американцев к алкоголю можно не только конституционной поправкой. Хотя, скорее всего, мы никогда не столкнемся с официальным запретом алкоголя на федеральном уровне, перспектива того, что в один прекрасный день он будет изгнан из подавляющего большинства общественных мест, да и частных домов, не выглядит столь уж невероятной. Законодатели все больше прислушиваются к хору борцов за трезвость, призывающему к повышению цен на алкоголь, ограничению доступа к нему, его рекламы, ужесточению регулирования торговли спиртным и более тщательному надзору полиции за теми, кто его употребляет.

К сожалению, в Соединенных Штатах существует практика ограничения гражданских свобод, когда речь заходит о контроле над употреблением определенных веществ - будь то «исключения» из Билля о правах, установленные законами против пьянства за рулем, о чем мы говорили в этой статье, лишение табачных компаний правовых гарантий в ходе гражданских исков или множество нарушений гражданских прав в ходе войны властей с марихуаной, стероидами и другими наркотическими веществами. Мы стали свидетелями того, как в целых штатах, со ссылкой на заботу о здоровье населения, запрещается курение в общественных местах. Десять лет назад никто бы не поверил, что такой «никотиновый» мегаполис, как Нью-Йорк, может когда-нибудь превратиться в «город для некурящих».

Поэтому есть кое-какие основания подумать над тем, что в один прекрасный день мы можем снова услышать призывы к полному запрету алкоголя. В решениях по двум делам, связанным с проверками на дорогах, Верховный суд уже счел, что пресечение пьянства за рулем - задача более серьезная, чем борьба с наркотиками: в отношении первого он смягчил положения Четвертой поправки, а во втором случае оставил их в силе. В ходе кампании против рекламы алкоголя городские власти и антиалкогольные организации используют те же аргументы, что в свое время приводились в пользу запрета на рекламу табачных изделий. Употребление алкоголя несовершеннолетними сегодня столь же часто становится основанием для ужесточения законодательства, как в свое время курение среди молодежи. И, хотя довод о «пассивном курении», использовавшийся в качестве причины для запрета курить в общественных местах, на алкоголь перенести нельзя, с ним связана своя специфическая проблема - пьянство за рулем, которую можно преподнести как более острую и серьезную угрозу здоровью людей, чем пассивное курение. Многие аргументы, уже приводившиеся в качестве оправдания запрета определенных наркотических веществ и курения в общественных местах, можно с таким же успехом использовать против алкоголя.

Литература:

History of Alcohol Prohibition.

Underage Drinking // Washington Times. 2003. 26 September.

www.cspinet.org/booze/taxguide/TaxMap.htm (посещение сайта состоялось 15 сентября 2003 г.).

www.cspinet.org/booze/taxguide/TaxStateUpdate.htm (посещение сайта состоялось 15 сентября 2003 г.).

Junk Science, Redux // Copley News Service. 2002. 13 March.

Trends in the Prevalence of Alcohol Use among High School Seniors: Monitoring the Future Study, 1975-2001", updated February 2002.

Prohibitionists Write Federal Alcohol Report // FoxNews.com. 2003. 26 September.

Index Tobacco and Alcohol Rates for Inflation // Congressional Budget Office, 2001 Budget Options, February 2001.

Booze and Advertising // Christian Science Monitor. 2003. 12 September.

Alcohol Marketing and Advertising: A Report to Congress", September 2003.

Alcohol Industry Changes All Guidelines and Receives Positive Report on Self-Regulation from FTC // ADLAW Online. 2003. 22 September.

Preventing Alcohol Problems among Youth: Policy Approaches", sponsored by Educational Development Center, "Advisor Notes".

Television: Alcohol's Vast Adland", December 18, 2002.

DeWine, Dodd to Monitor Marketing Alcohol to Youth", April 2, 2003.

Bottle Battle // Creators Syndicate. 1999. 10 February.

The Power of Positive Drinking // CEI Update. 1996. 1 November.

TTB New Guidelines Doom Health Claims for Labels and Advertising", March 3, 2003.

Monitoring the Future".

Alcohol Advertising Restrictions", University of Minnesota, Alcohol Epidemiology Program.

www.scenic.org/fact11.htm (посещение сайта состоялось 13 сентября 2003 г.).

Windy City's Battle of the Billboards // Christian Science Monitor. 1998. 20 March.

www.cspinet.org/booze/chicago.htm (посещение сайта состоялось 12 сентября 2003 г.).

Toasting Tobacco // Reason Online. 1998. November.

National Highway Traffic Safety Administration, Legislative Tracking Database.

Fatality Analysis Reporting System".

www.wrap.org/checkpoint_press.html.

www.maddorg/news/0,1056,6807,00.html. См. также пресс-релиз NTHSA: National Highway Traffic Safety Administration. "Historic Impaired Driving Crackdown is Launched: NHTSA Releases State-by-State report", December 18, 2002, www.madd.org/news/0,1056,5665,00.html.

States Sound Strangely Similar // American Beverage Institute Online. 2002. 12 April.

Just Imagine // American Beverage Institute Online. 2003. 23 October.

http://www3.madd.org/laws/fullaw.cfm (посещение сайта состоялось 27 сентября 2003 г.).

Заявление Президента, пресс-служба Белого дома, 19 сентября 2000 г..

Hingson R. // ActivistCash.com.

MADD Continues to Deceive // National Motorists Association News 3. № 1.

Budget in Brief: FY 2003".

пресс-релиз организации МADD-Канада от 24 января 2003 г.: "A .05 BAC Review - Overdue! It's Time".

Hauser J. MADDness in the Methodology // GOPUSA.com. 2002. 25 November.

Ohio Now Has DWS: Driving While Stinky // American Beverage Institute Online. 2003. 30 July.

The Latest from the States // American Beverage Institute Online. 2003. 10 February.

Quotes from the Anti-Alcohol Movement", October 1, 2000.

The Case for a .05 percent Criminal Code BAC Limit // MADD London. 2001. November.

www.madd.org/news/0,1056,6810,00.html.

US Department of Transportation, Saturation Patrols & Sobriety Checkpoints Guide", October 2002, p. 12.

Rogers P. Prosecutors as Partners // MADDvocate. 2002. Summer.

Mindus D. Beyond the Neo-Prohibition Campaign: The Robert Wood Johnson Foundation / Center for Consumer Freedom, April 10, 2003, P. 8.

Neighborhood Watch // American Beverage Institute Online. 2002. 26 November.

Rated R for Alcoholic Content // American Beverage Institute Online. 2002. 10 May.

Hatcher T. Senator Wants Two-Drink Limit on Planes // CNN.com. 2001. 27 July.

Grant Resources Database".

States and Cities Can Take Immediate Steps to Lower Alcohol-Related Traffic Deaths", Robert Woods Johnson Foundation, press release, January 14, 2002.

CSPI on JAMA Article on Underage & Excessive Drinking", Center for Science in the Public Interest, press release, February 25, 2003.

Jim Gogek // SignOnSanDiego.com.

Anti-Alcohol Foundation is a Duck", September 9, 2003.

It's Time to Get MADD All Over Again: Resuscitating the Nation's Efforts to Prevent Impaired Driving. A Report from MADD Impaired Driving Summit. MADD, June 2002, p. 19.

Bio Info: James Fell // ActivistCash.com.

статью Чарльза В. Пенья в неопубликованной «белой книге» "The Anti-Drunk Driving Campaign: A Covert War against Drinking".

Florida Senate Bill 1456 and Florida House Bill 189.

MADD, Tax Form #990, 2001.

Peña C. Op. cit.
Breshnahan S. MADD Struggles to Remain Relevant // Washington Times. 2002. 6 August. P. B1.
Levy R. Tobacco and the Rule of Law // The Cato Handbook for Congress, the 106th Congress. Washington: Cato Institute, January 2000. Chap. 22.
 After Prohibition: An Adult Approach to Drug Policies in the 21st Century / Ed. by T. Lynch. Washington: Cato Institute, 2000. P. 41-60..
City and County Officials Discuss Curbs on Smoking // New York Times. 2002. 29 August; а также: Kaufman M. Surgeon General Favours Tobacco Ban // Washington Post. 2003. 4 June. P. A1.

Впервые: Balko R. Back Door to Prohibition: The New War on Social Drinking // Policy Analysis. 2003. 5 December.